Были люди в наше время

Ярким солнечным днём 2013 года у меня состоялась одна нечаянная встреча. Старичок в видавшей виды армейской фуражке представился Федотенковым Иваном Тимофеевичем. Несмотря на то, что «разменял» уже девятый десяток, держится, что называется, «бодрячком». К нам на Воргу занесло его из Новой Сенной стремление встретиться с нашей знаменитой партизанкой Мухиной Марией Михайловной, о которой читал в газете. Живёт-то он в деревушке один, да еще сосед больной. И всё! А когда-то было там 72 домохозяйства и колхоз крепкий, - «Прогресс» назывался, 700 гектаров только зерновых засевал! Молочно-товарная ферма была.Но все это - в те, «застойные» годы.

Разговорились, и Иван Тимофеевич поведал мне свою простую, но нелегкую историю.

Всего их семейство насчитывало 12 детей. Правда, в голод 30-х годов четверых схоронить пришлось. Да и отец - хозяй­ственный мужик, ветеран еще 1-й мировой, в 37-м преставился от ранений. Тяжело пришлось, да люди все друг дружке помогали, чем могли.

Когда началась война, двое старших братьев ушли на фронт. Из мужиков в семье остались только 9-летний Ваня да 16-летний Сергей, которого ребятня окрестила «пиратом», поскольку видеть он мог только одним глазом.

- Как-то под вечер, в августе это было, в 41-м, - рассказывает Иван Тимофеевич, - стук в дверь. Мамка отпирать пошла. На пороге - трое солдат в грязных, рваных гимнастерках, у одного - рука на перевязи, у другого голова перевязана окровавленным бинтом. Из окружения они - пробивались. Как видно, нелегко им пришлось. Да вот только повсюду уже немцы были да их прихвостни - полицаи. Кого видели в нашей форме - стреляли без разбору.

Пару суток солдатики те на чердаке нашем просидели, опосля на гумно за хатой перешли. Мы с Сергеем им все рассказывали: что немцы повсюду, и документы у всех проверяют - не пройти. Тогда наши решили уходить в Княжовский лес и бить немцев здесь, а мы им ещё долго продукты в лес носили. Хоть я и малый был, но горлач с молоком здоровый носил, а брат - картошку в мешке, да и так - что могли. От себя отрывали, а несли...

Однажды мальчишек чуть не застрелил местный полицай, увидев, что идут от леса. Всю обойму высадил, да только не попал - далеко было, да и ребята за дуб спрятались. После этого случая бойцы сказали ребятам, чтоб дорогу в лес забыли, а пропитание они сами найдут. На прощание один из них подарил Ване свой котелок. На нём нацарапано было имя - Мухин И.И. Вот эта надпись и привела через семь десятков лет И. Т. Федотенкова к нам на Воргу. Думал - родственник он нашей Мухиной, да не признала этого бывшая партизанка - однофамилец оказался. А имён в 41-м никто и не спрашивал. Да и справок - расписок никто не требовал. Просто помогали, с риском для жизни, а помогали.

В 1942-м Ване было уже 10 лет. Это сейчас - ребёнок. А тогда он был уже, можно сказать, взрослым. Одно его нечаянно сказанное слово, и погибла бы целая семья коммуниста Ковалёва! Тот с семьей эвакуировался из-под Климовичей да «застрял» в Сенной. Долго пытался связаться с партизанами, Ваня подружился с его сыном - Колей, и однажды, собирая в лесу землянику. они наткнулись на заросшего щетиной здорового мужика в «кубанке». Разговорившись, стало ясно, что он - партизан, а отец Коли - милиционер. Условились, когда и как семья уйдет в лес, а Ване сказано было, чтоб держал язык за зубами. И 10-летний пацан сдержал слово!

Уже после войны, когда Ковалёвы приезжали к ним в гости, Иван признался матери, что все знал. Его тёзка Иван Михайлович Ковалёв позже стал начальником отдела милиции в Минске, а его сын Коля преподавал в военной академии. Следы их, к сожале­нию, затерялись - годы...

Братья Федотенковы неоднократно ещё носили в лес, в условленное место, донесения партизанам. В 1943-м, после освобождения, «пират» Серега всё-таки сумел попасть на фронт. Пополнение тогда требовалось, и комиссия была чистой формальностью, а дефект глаза был незаметен. Вот и вручили парню пулемет... Вернулся после войны орденоносцем!

Пока шла война, школьники посылки на фронт отправляли - незнакомым бойцам. Ветеран помнит, как девчонки кисеты шили, а пацаны табаку из дому приносили, чтоб туда насыпать, да картошки, специально ломтиками в печке насушенной. Он тогда в Мацилёвской семилетке учился.

После службы в армии всю жизнь трудился в своем колхозе. Стаж - за полсотни лет будет! Детей воспитал-вырастил: сына и дочку.

А вот старшим братьям не довелось. Василий погиб в жестоких боях на Проне в октябре 43-го, а Ермолай - летом 44-го, в западной Белоруссии.

Вот такая жизнь. Вот такие люди «были в наше время», как сказал поэт. Справок не собирали, расписок не требовали, жизнью рисковали, страну из пепла поднимали. Работали на совесть. И получили в награду за все лишь мизерную пенсию - чуть выше прожиточного минимума...

  

Ю. ПОЗНЫШЕВ

Фото из семейного архива Ивана Тимофеевича Федотенкова.


Источник: газета "Нива" от 9.08.2013

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить